В чем смысл жизни?

Что наша жизнь? Игра?
или
ГЛОБАЛЬНЫЙ GAME OVER
http://krizis.co.ua/main_the_game.php

В чем смысл жизни? В свое время ни одна философская школа не обошла стороной этот вопрос. Первые представления человека о смысле жизни были просты и понятны, поскольку были предоставлены человечеству первоисточником, но чем дальше человечество отдалялись от первоисточника, – тем сложнее становились выдвигаемые версии, чем больше появлялось посредников между человеком и знаниями, – тем абсурднее становились навязываемые человечеству представления. Постепенно вопрос о смысле жизни исказился и запутался до такой степени, что превратился из «предметного знания» в « теоретическую философскую категорию», а бесконечная и безрезультатная полемика вокруг нее убедила нас в том, что у человечества нет шанса получить четкий и ясный ответ на вопрос «Зачем?». «Нам не дано постичь все замыслы творца» – сказал Шекспир, и современное общество продолжило: «Поэтому и заморачиваться на этот счет не стоит…» Так мы и пришли к мнению, что в поиске смысла жизни, в общем-то, нет никакого смысла – «надо просто жить». С тех пор мы и живем просто так, безо всякого смысла… Или почти без смысла…

А между тем трудно переоценить значение этого вопроса для всего человечества. От того, какой смысл мы вкладываем в свою жизнь, зависит облик всей нашей цивилизации. Скройте от людей знания о смысле их жизни, – и существование всей цивилизации станет абсолютно бессмысленным. Исказите их представления о смысле жизни, – и человечество погрузится в пучину безумия. Дайте людям вымышленный смысл жизни, – и хозяин этого смысла автоматически станет хозяином всего человечества.

Кто же дает нам смысл жизни сегодня? В чем этот смысл заключается? Кто хозяин этого смысла? Иными словами, – чьим замыслам мы служим сегодня? Каких богов?

Жизнь, лишенная смысла, превращается в существование.

Жизнь человека не мыслима без конкретного смысла, поскольку лишь смысл придает ей какую-то конкретную форму. Смысл, который каждый человек вкладывает в свою жизнь, определяет, куда этот человек будет двигаться, к чему он будет стремиться, что он будет ценить, как и зачем он будет действовать. Если жизнь человека будет лишена всякого смысла, он просто ляжет на диван и будет дожидаться смерти. Каждый из нас имеет достаточно примеров того, что человек, для которого жизнь потеряла всякий смысл, может намеренно уйти из жизни. Мать, для которой смыслом жизни был ее ребенок, может покончить жизнь самоубийством, если с ребенком что-то случится. Бизнесмен, потративший жизнь на то, чтобы построить свой бизнес, может пустить себе пулю в лоб, если его бизнес разрушится. Влюбленный мужчина может спрыгнуть с крыши, если потеряет женщину, любовь которой была смыслом его жизни. Спортсмен, для которого вся жизнь заключалась в блестящей футбольной карьере, может запросто расстаться с жизнью, если получит травму, и больше не сможет играть. Даже если утрата смысла жизни и не приведет человека к самоубийству, человек, лишившийся смысла жизни, будет растерян и беспомощен в этом мире. Он будет слаб и беззащитен, пассивен и безволен до тех пор, пока не найдет новый смысл жизни. Человеку нужен смысл жизни, чтобы иметь почву под ногами, фундамент под своими убеждениями, направление для движения, цель для всех своих действий.

Итак, без смысла жизнь человека превращается в существование. Но что будет, если лишить смысла жизни все человечество? Что, если взять, и в один ужасный миг скрыть от людей знания о том, кто они такие, зачем они пришли в этот мир и зачем этот мир вообще существует? Тогда тот, кто скрыл этот смысл, приобретет безграничную власть над человечеством, и будет управлять им через манипуляцию смыслами, снисходительно предлагая людям все новые и новый абсурдные смыслы их жизни.

Для женщин одним из таких абсурдных смыслов может стать само продолжение рода человеческого. «Ты живешь для того, чтобы дать новую жизнь». Одной лишь этой подменой смысла можно свести роль миллиарда женщин в социальной жизни планеты к простому вынашиванию и рождению детей. Можно превратить их в живые фермы для воспроизводства потомства, аннулировав их собственные желания, проигнорировав их уникальность и индивидуальность, унизив их до роли рожениц и наседок не целые столетия.

Мужчинам в качестве смысла их жизни можно предложить игру «Кто станет самым богатым и успешным?». Введем в этой игре свои правила и создадим деньги, как единую систему измерения успеха, – и миллиарды мужчин заиграются в эту азартную игру. Они сделают ее смыслом своей жизни, они отдадут ей все свои годы, все свои силы, все свое здоровье, весь свой творческий потенциал и всю свою жизненную энергию. В действительности, они отдадут их не игре, а изобретателям этой игры. Отдадут без принуждения, по собственному желанию, в обмен на зеленые бумажки, являющиеся просто игровым атрибутом.

Вот и все. И все при деле: женщины рожают, мужчины пашут… Оказывается, как все просто… Впечатляет? Это же власть над всем миром, доведенная до абсолютизма без единого выстрела и удара кнута, – власть управлять смыслом жизни для всех ныне живущих.

Вера – это не отношение человека к Богу, – это отношение человека к информации, достоверность которой нельзя проверить.

Управление «смыслами жизни» базируется на религиозных и научных доктринах, предлагающих человечеству различные искаженные варианты мироустройства. Религиозные и научные представления о мире определяют, какой из вариантов «смысла жизни» удастся инсталлировать в сознание каждого отдельно взятого индивидуума, в зависимости от того, в какую искаженную модель мира ему легче поверить – в атеистическую или религиозную. Наука и религия имеют безграничную власть над представлениями человечества о мире и, соответственно, над обликом человечества.

Яви религия завтра всему миру Господа Бога в сияющем облаке, покажи его безграничную силу и власть над всем сущим, дай ему оживить мертвых, погасить звезды и переместить горы, покажи людям Рай, Ад и страшный суд, покажи им вечную жизнь души в загробном мире, и… мир измениться в ту же секунду! Не будет больше войн, лжи, обмана, воровства, убийства, боли, страданий, предательства и работы до седьмого пота за новую машину! Ведь Рай и Ад станут очевидной реальностью, а не просто религиозной концепцией, в которую можно верить или не верить! Ни одно благо в этом скоротечном мире не стоит бесконечных мук в загробном мире, не так ли? Поэтому все человечества только и будет занято молитвами, аскетизмом, выплавкой свечек, покаянием, ползанием на коленях и подготовкой себя к жизни в загробном мире. С этого момента вся жизнь на Земле будет восприниматься человечеством, как временное заболевание души наличием тела, за которым неминуемо следует выздоровление и вечное бытие в бесплотном мире… Зачем тогда воспринимать всерьез этот мир и все, что есть в нем? Неплохая философия для заражения апатией, смирением и покорностью многомиллионной массы людей, не так ли? И вот уже более миллиарда босых и тощих индусов сидит вдоль дорог в ожидании смерти… Ну а как еще управлять такой колоссальной человеческой массой?

С другой стороны, покажи наука всему миру, что Господа Бога нет, что это бред и дешевая религиозная сказка для управления стадом тупорылых баранов. Убеди людей в том, что с последним ударом сердца заканчивается существование не только тела, но и сознания, что никакой души нет, что нет суда и нет греха, нет рая и нет ада, – есть только вечное забвение после смерти, и… О, это будет впечатляющее зрелище! На следующий же день мир станет царством беспредела! И каждый будет готов убить миллионы людей, чтобы иметь в этом мире больше, чем они. Ведь ЖИЗНЬ ОДНА, и это – ВАША ЖИЗНЬ! И она никогда более не повториться. И после смерти никто не осудит ни один поступок, потому что после смерти НЕТ НИЧЕГО. Нет суда, нет стыда, нет совести, нет чести, нет правды и нет кривды. Все это придумали в качестве ограничений те, кто хочет всем владеть, чтобы ослабить тех, у кого все это надо отобрать. Отличная философия для порождение высших форм эгоизма, не так ли? И вот уже на мирные города Ирака сыплются бомбы, пока из иракской земли выкачивается нефть, необходимая для заправки всех трех машин среднестатистической американской семьи.

В конце концов, порадуй эзотерика и уфология все человечество визитом инопланетян, спускающихся на гигантских летающий тарелках, убеди их в том, что именно инопланетяне были теми богами, которые описаны во всех древних текстах и которым поклонялись наши предки во все времена и на всех континентах, расскажи людям о том, что 200.000 лет назад их намеренно вывели из обезьян (как мы сами выводим теперь особые породы кроликов), что им умышленно дали обширные возможности умственного развития, чтобы использовать их, как гигантскую колонию рабов, и… Мир вновь переродится. На планете больше не будет государств и границ, паспортов и визового режима, конкуренции экономик и борьбы за территорию, воин между народами или безответственного засорения природы. Не будет американцев и французов, китайцев и русских, – в один миг все жители планеты поймут, что все они – ЗЕМЛЯНЕ и объединятся во имя нового смысла жизни – во имя борьбы за свою свободу или для исследования космоса…

Что, третий сценарий кажется вам невероятным? Вы не верите в существование инопланетян? Аббревиатура «НЛО» вызывает у вас улыбку снисхождения «нормального» к «сумасшедшему»? Э нет, ребята, это вы меня не смешите! Вы делаете обрезание, добровольно выстраиваетесь в очередь на прививку болезней, надеваете презервативы, сжигаете ведьм, креститесь, стоя на коленях, а к 8 утра едете на работу – и это вы не верите в инопланетян? Да вы с момента сотворения верите в то, во что вам положено верить – вы верите «в бога» и в «мирный атом», хотя на деле не видели ни того, ни другого! Придет время – вы будете верить в инопланетян и прятаться в катакомбах от летающих тарелок, шепотом рассуждая о том, они действительно инопланетные или просто американские. Вы всегда будете верить в то, что вам скажут, до тех пор, пока не будете знать, что вокруг вас на самом деле происходит.

Да, кстати, про богов и инопланетян… Неужели вы и впрямь думаете, что вы – высшее существо, которое господствует над всем в этом мире? Кого же вы тогда ждете откуда-то сверху, когда вскидываете в своих мольбах руки к небу? Молитесь, глядя на себя в зеркало! Ну что, совсем запутались? То-то же… Трудно жить бессмысленной жизнью, упиваясь собственным величием при испытании ядерного оружия и тут же падая на колени со свечкой, как только врач вручит справку со страшным диагнозом. Может быть пришло время переосмыслить все это?

Феномен игры с точки зрения науки.

Почему у всех людей слово “игра” вызывает, прежде всего, приятные ассоциации? Никогда не задумывались над этим? Игры завораживают, захватывают, вводят нас в особое мироощущение. Они разрывают монотонное течение времени, будят эмоции, раскрашивают жизнь яркими красками. В игры играют и дети и взрослые… Целые страны, порой, оказываются втянутыми в большую игру. Но что, собственно, мы называем игрой?

В своем классическом труде “Homo ludens” выдающийся голландский культуролог Йохан Хейзинга изложил концепцию игры как феномена культуры. О сущности игры он пишет так: «Игра есть добровольное действие либо занятие, совершаемое внутри установленных границ в пространстве и времени по добровольно принятым, но абсолютно обязательным для всех игроков правилам. Цель игры заключена в самом игровом процессе, сопровождаемом чувством напряжения и радости, а также в осознании «иного бытия», нежели «обыденное существование».

Итак, смотрите, как интересно поучается:

– чтобы оказаться в игре, надо, во-первых — удалиться от обыденного мира (оказаться «внутри установленных границ пространства и времени»), – то есть — создать место во времени и пространстве, где ничем иным, кроме игры, заниматься невозможно. Это может быть футбольный стадион, казино, театр, площадка для гольфа, планета Земля — любое место, соответствующее правилам некой игры. Нужно выкроить время, сделать так, чтобы ничто не отвлекало — предупредить домашних, чтобы не беспокоились, отключить мобильный телефон, создать определенную единицу времени или цикла игры и ограничить в этих единицах игровое время…

– во-вторых, необходимо создать твердые правила и придерживаться их (играть «по добровольно принятым, но абсолютно обязательным правилам»). Правила — это самая серьезная часть игры. Поскольку многие игры имеют соревновательный характер и все стремятся обратить правила себе на пользу, поэтому игровая культура обслуживается специальным институтом «надсмотрщиков за соблюдением правил» — институтом судей.

– в-третьих, находясь в игре, не следует ставить перед собой никаких иных целей, кроме целей данной игры («с целью, заключенной в самом занятии»). Игра не может заниматься созданием материальных ценностей: сборкой автомобилей, выпечкой хлеба, полетом в космос. Играющий в футбол стремится забить гол, играющий в карты — сорвать куш, катающийся на американских горках — испытать безопасный страх, и ничего другого им не надо. Мы все играем лишь для получения уникальных игровых ощущений и уникального игрового опыта.

И, наконец, игрой обязательно надо наслаждаться. Ее должно сопровождать чувство напряженной радости, а также осознание «иного бытия», отличного от «обыденной» жизни. К этому, разумеется, нельзя принудить, но судьба любого из видов игр такова, что если в игре нет чувства удовольствия, она обречена на исчезновение.

Йохан Хейзинга сформировал современный взгляд на сущность игры и показал значение игры в культуре в целом. Самые распространенные в культуре игры относятся к сфере спорта. Однако Хейзинга обнаружил и описал игровые формы в войне и поэзии, философии и правосудии, религии и политике, бизнесе и социальной жизни — в любом виде человеческой деятельности. В сущности, Йохан Хейзинга был первым ученым, который пришел к выводу, что к феномену игры в конечном итоге можно свести все известные формы человеческой жизни.

Самым адекватным последователем Хейзинги следует считать французского философа Роже Кайуа. Его определение в существенных чертах воспроизводит определение Хейзинги и звучит так: «Игра – есть форма относительно свободной не четко направленной активности (поскольку те правила, по которым она проводится, предоставляют игроку определенную свободу действия), совершенно непродуктивной (поскольку в процессе игры не создается никаких новых материальных благ), строго регламентированной (протекающей по определенным правилам в строго отведенном месте) и фиктивной (сопровождающейся особым сознанием иной реальности бытия)».
 
В этом определении есть несколько важных уточнений по сравнению с Хейзингой.

Во-первых, игра — форма свободной активности. В игры играют свободные люди по собственному свободно выраженному желанию. В отличие от производственной регламентированной деятельности, к которой человек, так или иначе, принужден цивилизацией, игра — проявление абсолютной свободы.

Во-вторых, игра — форма не четко направленной активности. В игре должно быть много импровизации, случайного, непредвиденного и непредсказуемого, чтобы она была интересной в длительной перспективе и для многих индивидуальностей.

В-третьих, игра — сознание иной реальности бытия. Игра – это не просто особое состояние сознания, – это целый мир, создаваемый игрой, параллельная реальность, существующая вне контекста обыденного бытия сознания.

Несмотря на то, что в процессе игры не создается новых ценностей, основная черта, определяющая игровой процесс — серьезность, с которой участники игры относятся к тому, что составляет ее содержание и цель. Крайняя степень серьезности равно свойственна и футболисту, и карточному шуллеру. Именно эта серьезность придает особое значение занятию, в котором, как уже сказано, новые ценности не создаются.

Игровая деятельность регламентирована, то есть осуществляется по определенной системе предписаний и запретов: футболист не может брать мяч рукой, боксер — бить противника ногой… Правила игры требуют самого серьезного к себе отношения в целях сохранения интереса к игровому процессу. При отсутствии или не строгом соблюдении правил, свобода действий в игре автоматически расширяется на столько, что сущность игры пропадает и игра прекращается. Поэтому в каждом виде игровой деятельности существует институт надзора за соблюдением этих правил — институт судейства, а также система штрафов за их нарушения.

Итак, по сути дела, ИГРА – ЭТО ОГРАНИЧЕННОЕ В ПРОСТРАНСТВЕ И ВО ВРЕМЕНИ БЫТИЕ, ПРОТЕКАЮЩЕЕ ПО СТРОГО ОПРЕДЕЛЕННЫМ ПРАВИЛАМ ЭТОГО МЕСТА, ОГРАНИЧИВАЮЩИМ ВОЗМОЖНОСТИ И ТРЕБУЮЩИХ ДОСТИЖЕНИЯ КАКОГО-ТО РЕЗУЛЬТАТА В РАМКАХ ОТВЕДЕННЫХ ВОЗМОЖНОСТЕЙ.

Виды и формы игр.

Роже Кайуа предложил свою классификацию видов игр в человеческой культуре:

Вид №1: Боремся до конца.

Первый тип игр Кайуа обозначил как «агон» (по-древнегречески — борьба): это — игры, построенные на принципе соревнования, борьбы с противником. Таковы большинство видов спортивных игр, футбол и бильярд, шахматы и бокс, городки и перетягивание каната. Столь разные, на первый взгляд, виды деятельности объединены, тем не менее, одним существенным признаком: требованием победить противника по четким правилам в справедливом состязании. К формам «агона» относится коммерческая конкуренция в бизнесе, система конкурсов в институтах. Состязательный, бойцовский характер носят и судебные тяжбы. Каждая из игровых форм имеет свои “испорченные” ипостаси — игра легко выходит за рамки установленных норм. В случае «агона» — это хитрости, нарушающие принцип равных возможностей.

Вид №2: Азартно рискуем.

Второй тип игр, по Кайуа — «алеа» (по-древнегречески — жребий): игры, построенные на случайности, удаче, жребии. Таковы рулетка и игра в кости, карты и скачки, считалки, игры “орел-решка”. Игры этого рода столь популярны, что им воздвигаются целые дворцы (казино), Целые города — Лас-Вегас, Монте-Карло — существуют в значительной степени благодаря азартным играм этой категории. Игровой риск порождает своеобразное измененное состояние сознания — транс, и зависимость от этого транса — одна из немногих, официально терпимых обществом. Повседневная жизнь предполагает множество “облегченных” вариантов игры типа “алеа”. Мы бьемся об заклад, заключая пари. Принимаем решения, бросая монетку, или по определенным совпадениям (например, “если сейчас из-за угла выедет такси, брошу курить”). Сличаем сумму первых трех цифр с суммой второй тройки на трамвайном или автобусном билете, выискивая “счастливый билетик”. Раскладываем пасьянс, гадаем на картах, — все это жребии. Покупаем лотерейные билеты, стираем место выигрыша и так далее… К гиперболизированной форме этого типа игры Кайуа относит биржевые спекуляции или виртуальный рынок «Форекс». По идее, торговля акциями ориентирована на проверяемую информацию и логичекий расчет, а не на интуицию и голый риск, однако в испорченной форме рынок «Форекс» представляет собой мировое виртуальное казино, обличенное в форму финансовой биржи.

Вид №3: Подражаем природе и окружающему миру.

Третий тип — «мимикрия» (по-латыни — подражание): игры, основанные на воспроизведении разных типов человеческой деятельности и окружающего мира. Сюда относятся все сюжетно-ролевые игры: театр и балет, игра в «дочки-матери» и «войнушки», маскарад, кино и так далее — список без труда можно продолжить. Игрой в мимикрию являются сексуальные ролевые игры в строгого учителя и нерадивую школьницу, в хозяина поместья и горничную и т.д. Из мимикрии выросли все современные виды искусства. Из театра — как синтетического исходной игровой деятельности вышли поэзия, опера и проза. Вершиной мимикрии является игровое кино.

Вид №4: Проходим через стресс.

Четвертый тип — «иллинкс» (по-древнегречески — головокружение): тип игр, связанный с интенсивным, форсированным изменением состояния сознания — качели, карусели, горные лыжи, альпинизм, американские гонки – любые виды игр, вызывающие всплеск адреналина от острого ощущения, в котором страх смерти сменяется восторгом жизни. Страх и транс, головокружительная смесь, лежащая в основе всякого удовольствия, здесь продуцируется в самом чистом виде. “Вырожденные” формы «иллинкса» — алкоголизм и наркотики. В самом деле, если “головокружение” достигается без излишних усилий, почему бы этого не сделать?

Кроме того, Кайуа выделяет еще один тип игра – «пайдиа» (спонтанную манифестацию), демонстрируемую ребенком потребности играть с чем угодно, во что угодно и как угодно: куча мала, бумажный змей и т.д.

Игроки и зрители.

Трудно представить себе просто игру без зрителей. Наблюдатель (болельщик или телезритель), так или иначе, отождествляет себя с играющим и обогащается частью его переживаний. Разделение игрового действа на участников и зрителей особенно важно в структуре современной культуры, основанной на зрелищах. Многие игры, если смотреть на них с позиции зрителя, попадают в разряд мимикрии.

Мы — созерцатели игры — наблюдаем за “агоном”, когда смотрим, например, футбол, пополняя армию болельщиков, таскаясь, за любимой командой из города в город, сидя на трибунах. И мы занимаемся «мимикрией» (подражанием), повторяя про себя движения боксерских кумиров. Мы сопереживаем играм типа “мимикрия”, когда смотрим кино, ходим в театры, читаем романы и примериваем на себя обстоятельства и перипетии художественного творения. Многие это делают в поиске “жизненности”, то есть проверяют творение на “верность правде жизни”. Мы видим игру “алеа”, глядя в казино, как другие ставят деньги на рулетку или блэкджек, смотря по телевизору розыгрыши лотерей и лото. И наконец, мы следим за экстремальными видами спорта (“иллинксными”) по телевизору, приходя в восторг от наблюдаемого риска для жизни автогонщика или парашютиста и их чудесного спасения.

Чем же привлекательна игра с точки зрения этого подхода?

Во-первых, любая игра связана с отложенным наслаждением. Участие в любой игре сулит человеку удовольствие, иначе игра не будет пользоваться популярностью, и, следственно, не будет существовать.

Во-вторых, всякое игровое действие построено на разных способах получения удовольствия. Они связаны с тем, что в психологии называется измененными состояниями сознания (ИСС). Особое игровое настроение связано и с тем, что разные эмоции — страх, радость, огорчение, тревога, надежда — переплетаются в одном клубке. Без этого клубка эмоций мы не получали бы от игры никакого удовольствия.

В-третьих, в рамках современной человеческой культуры игра противостоит системе внутренних запретов и ограничений общества. Игра – это временное переселение в другое общество. В пространстве игры множество запретов снимается, отменяется, разрешается многое из того, что “нельзя”. Мы бешено носимся в подвижных играх, забывая, что “хорошо себя вести” — значит не бегать, “сидеть тихо”, быть чинными и т.п. Мы открыто выплескиваем свою агрессию на нашего соперника в ринге (агон). Мы азартно ставим на кон огромные суммы, что в другой ситуации для нас было бы недопустимым легкомыслием (алеа). Мы все что угодно делаем на сцене или под маской в карнавале, выпуская на свет наши самые необузданные желания (мимикрия). Ну и, наконец, отвязываемся по полной программе на каруселях и американских горках, зная, что нам будет страшно, но ничего плохого не случится (иллинкс) .

В-четвертых, многие виды игры порождают ощущение всесилия, подобное которому особенно остро переживается человеком в раннем детстве. На какой-то стадии развития ребенок понимает, что может управлять миром посредством своего голоса. По его крику ему протягивают грудь, меняют мокрое белье, берут на руки, меняют игрушку и т.д. Переход от детского всемогущества к реальному восприятию своих ограниченных возможностей — дело длительное и болезненное. Отчасти такая адаптация происходит через восприятие сказочных образов волшебных предметов, таких, как сапоги-скороходы, скатерть-самобранка, ковер-самолет. Речь идет о предметах, связанных с одной очевидной закономерностью: при минимальных затратах — максимальный эффект. Но игра тоже может давать ощущение такого всемогущества. Даже если мы затрачиваем на ее подготовку много времени — спортсмен в тренировках, артист на репетициях — в итоге мы получаем ощущение легкости в исполнении невероятно трудных дел.

В-пятых, игра возвращает нам счастье быть ребенком. Игра помогает ребенку (равно как и детенышу животного) приобрести навыки, необходимые в жизни. Игра – это форма познания ребенком окружающего мира. Игра привычно, как нечто само собой разумеющееся, соединяется в нашем сознании с детским возрастом. Соответственно для взрослого игра связана в какой-то степени с возрастной регрессией. В игре мы погружаемся в утерянный рай детства.

В-шестых, игра дает нам радость новизны. Без расчета на новизну и непредсказуемость не существует ни одного из видов игр. Борьба (агон) предполагает, что победитель заранее неизвестен, равно как неизвестен исход азартной игры (алеа) и исход драматического действия (мимикрия). Если мы знаем, чем окончится игра, она теряет для нас всякий интерес.

Не детские игры.

Чтобы понять природу игры, нужно понаблюдать со стороны за играющим ребенком. Дети начинают играть сразу же после того, как становятся способны управлять своими руками и ногами. И это удивительно! Игру можно считать врожденным рефлексом у детей, ведь никто и никогда не учил ни одного ребенка играть с каким-либо предметом и играться вообще, но тем не менее все дети беспрестанно играются! Можно сказать, что на начальном этапе вся жизнь ребенка состоит из бесконечного игрового процесса с окружающим миром. Ребенок познает окружающий мир через игры. А может быть, для ребенка сама жизнь является игрой?

Представьте себе двух маленьких детей – девочку и мальчика, которые томятся от скуки. А вы – их родители, которые дали им жизнь. Фактически – вы творцы, которые их сотворили. Ваша задача – занять этих детей увлекательной игрой, чтобы они не умирали со скуки. Но наши возможности в производстве игрушек весьма ограничены. Давайте вместе создадим для них самые примитивные игрушки и проследим за тем, как они будут эволюционировать в дальнейшем…

Сперва игрушкой для человеческого ребенка может быть все что угодно – простое полено, свернутая тряпка и даже перевязанная лентой копна сена. Пока сознание ребенка не искушенное, даже такой элементарный предмет может стать для него объектом игры. Однако функциональность полена и тряпки столь ограничена, что дети познают их за считанные минуты. Игра с поленом и тряпичной куклой быстро наскучит сознанию детей. И для дальнейшего развития ребенка такая игрушка быстро станет бесполезна.

Но скучающие дети невыносимы и мы должны их чем-то занять, не так ли? Давайте возьмем эти полена или тряпки и немного поработаем ножом или иголкой и ниткой. Вырежем и сошьем эдаких Буратин – мальчика и девочку. Дадим им нечто круглое, наподобие головы, к туловищу добавим ножки и ручки… Пусть даже пока они будут без лиц, но игра с такими предметами будет для детей гораздо интереснее и продлится значительно дольше, поскольку теперь у обоих игрушек есть ноги и руки, которые могут нести какие-то функции. Девочка теперь может уложить свою куклу спать или обернуть в платье, а мальчик может заставить свою прыгать или ползти по-пластунски.

Но вряд ли и эта игрушка на долго увлечет ребенка. Все таки ему придется очень сильно напрягать фантазию, чтобы увидеть в этом объекте живое существо. Но мы можем усовершенствовать его еще немного…Давайте сделаем куклам реалистично подвижные ножки и ручки, дадим им лица, индивидуальные черты, демонстрирующие их характер и настроение, вручим им предметы, демонстрирующие род деятельности или социальную роль. Теперь куклу можно будет переодевать, назначая ее на разные роли в игре – мама, дочка, юная девушка… Ей можно будет шить разные платья и кофты.

А солдатик теперь сможет не только лежать или стоять, но и ползти, прятаться, прыгать, бегать и даже залечь в кустах с копьем или автоматом. Таких игрушек вашим детям вполне может хватить на целый день… А игры с этими игрушками впервые получат названия и сценарии – «дочки-матери» или «войнушки».

Можем ли мы продолжить совершенствование наших кукол и подарить нашим детям более пригодные для развития игрушки? Безусловно! Мы больше не будем делать кукол из дерева и тряпок, потому что это не удобный материал, ограничивающий наши возможности. Мы отольем фигурки из пластмассы или резины. Кукла для девочки будет иметь такой же цвет кожи, как и настоящий человек, и все ее тело будет точной копией человеческого. Ее губы, глаза, волосы, ноги, грудь, руки, шея – все будет таким же, как и у живого человека, и будет двигаться. Мы дадим этой кукле бесчисленное множество париков и платьев, и она в буквальном смысле слова оживет в руках ребенка. Мы наполним ее жизнь игровыми атрибутами кукольной жизни, такими, как игрушечный фен и расческа, мобильный телефон или сумочка, и игра станет гораздо более интересной и насыщенной действием. А главное, мы построим между этими куклами сложные отношения, в которых одни будут дружить с другими против третьих, строить козни и распространять слухи. В этой игре девочка сможет многому научиться для будущей жизни в мире людей.

А мальчику мы дадим настоящего резинового солдата, и даже не одного, а целую армию солдат, может быть, одинаковых на лица, но за то с разными типами вооружения. Один солдат будет пехотинцем, другой – моряком, третий – летчиком. Этим солдатикам мы дадим гранаты и патроны, автоматы и ружья, винтовки и пулеметы, минометы и мины, каски и фляги с водой, аптечки и сухой паек, чтобы подкрепится после боя. Среди этих солдат будут рядовые и офицеры, а также правила субординации. И у каждого солдатика в этой игре будет цель – по минимуму – остаться в живых, по максимуму – стать генералом. Теперь игра в «солдатики» выйдет на уровень настоящий сражений. А главное, – она научит мальчика самому важному в будущей жизни среди людей – выживать и побеждать.

Игра с такими игрушками будет продолжаться долгими часами и неугомонные чада наконец-то дадут их родителям (творцам) некоторое время отдохнуть. Но на следующем этапе мы пойдем еще дальше… Мы построим вокруг наших кукольных героев целый мир.

Девочке мы купим «домик Барби». Домик Барби – целый мир, в котором она Барби живет вместе с Кеном настоящей почти не кукольной жизнью. В одной комнате у нее будет детская и розовые гардины. В детской будет стоять миниатюрная кроватка, в которой будет спать ее малыш. А это – спальня Барби, где она может часами сидеть возле зеркала на пуфике, подкрашивая губки игрушечной помадой и расчесывая волосы игрушечной расческой. А это кухня, где у Барби расставлены на полочках бесчисленные кастрюли, чашечки, ложечки, и где обязательно проходит вечернее чаепитие с подругами Синтией и Кетрин. А это – ванная комната Барби, куда с утра ломится Кен, пока Барби чрезвычайно неторопливо принимает ванную… А это – маленькая красная машина Барби, не такая быстрая, как спортивная синяя машина Кена, но за то легкая в управлении. На ней Барби может поехать за покупками. А это гардероб Барби с бесчисленном выбором платьев, в одном из которых она пойдет вечером с Кеном в ресторан. А это кровать в спальне Барби, на которой вполне вероятно закончится ее совместный вечер с Кеном…

Это целый мир, в котором Барби живет почти такой же полной деталями жизнью, как и настоящий человек! И эта игра уж точно сведет с ума вашего ребенка на многие месяцы. Вы можете больше не искать своей девочке занятие – теперь ее уже не оторвать от того волшебного мира, который вы ей подарили.

Ну а у мальчика, теперь будет не просто набор из солдатиков с разной экипировкой, – а настоящая военная машина, ведущая полномасштабные военные действия с армией другой державы за мировое господство и территорию. Она будет идти на конкретной местности с особым ландшафтом, особенности которого нужно будет учитывать, чтобы не поплатиться за свою халатность. На этой местности будут расставлены бесчисленные армии, под землей (под ковром) будут заложены мины, над головами солдат будут проносятся самолеты, земля начнет содрогаться от выдуманных воображением взрывов, еще немного, и уши услышат скрежет танковых гусениц, а нос учует запах горящего в затворах пороха.

Но можно ли сделать эти две игры еще более реалистичными? Думаю, да. Можно не просто положить Барби в игрушечную ванночку, налить ей туда из чашечки воды и представить, что она наслаждается этим, а почувствовать ее телом это наслаждение – испытать ее ощущения. Не просто расставить в ее спальне искусственные цветы, а вдохнуть ее носом их запах, не просто налить чай ее пластмассовой рукой, а попробовать этот чай и ощутить вкус и тепло этого чая. Не просто положить Барби рядом с Кеном в постель, а ощутить ее телом тело Кена со всеми вытекающими отсюда последствиями. Не просто покачать ее рукой колыбель с младенцем, а узнать через сжимающееся сердце чувство материнской любви к этому маленькому существу. Не просто играть куклой Барби, а видеть ее глазами, слышать ее ушами, чувствовать ее телом, жить в ее теле, жить в ее мире и воспринимать этот мир через ее тело.

Мальчику тоже можно сделать бесценный подарок. Можно не просто положить на пол маленького, но очень храброго солдатика и двигать на него игрушечный танк, представляя, какие ощущения он испытывает в этот момент, стискивая до боли в пальцах противотанковую гранату, а оказаться на его месте, услышать скрежет гусениц его ушами, увидеть надвигающуюся на него многотонную стальную машину его глазами, ощутить свою слабость и беспомощность перед этой массой безжалостного металла, движимого двигателем в восемьсот лошадиных сил, и попробовать сохранить хотя бы маленькую долю храбрости внутри его тела! Услышать свист пуль его ушами, вдохнуть запах войны его грудью, испытать страх смерти вызывающий спазм в солнечном сплетении и подгибающий колени, и узнать, когда все закончится, как это на самом деле хорошо – быть живым.

Да, с такими играми детям уже больше никаких дополнительных развлечений не понадобится. И вряд ли их чему-то нужно учить, если они уже способны играть в такие игры – теперь они сами всему в этих играх научатся. Есть ли еще один шаг в развитии индустрии игрушек, который мы, как воображаемые творцы развлечений, можем сделать для наших детей? Да, пожалуй, есть еще один шаг на пути к идеализации наших игрушек… Последний шаг. Он прост: девочка, став Барби, должна забыть, что это – просто игра и искренне верить, что она и есть Барби. А мальчик, став солдатиком, должен забыть, что это – всего лишь игра, и искренне хотеть жить, когда шансов остаться в живых не так уж и много. Последний шаг в совершенствовании игры – дать возможность играющему не просто жить в телах своих игрушек, но и поверить в реальность происходящего, забыв, что это просто игра.

Что наша жизнь? Игра???

Люди называют словом “игра” множество форм жизни и видов деятельности. Став “игрой”, эти формы не меняются ни по структуре, ни по содержанию, но становятся более привлекательными.

Мы говорим “любовные игры”, а по сути дела просто живем личной жизнью. Мы говорим “мужские игры”, а в действительности боремся за власть. Мы говорим “он играет роль”, хотя при этом могут иметься в виду вещи предельно серьезные. Мы читаем в знаменитой книге Эрика Берна об “играх, в которые играют люди” и о “людях, которые играют в игры”, но и там речь идет вовсе не об играх в собственном смысле слова, а просто о жизни.

Может быть, наша жизнь является игрой, просто со временем мы перестаем воспринимать ее как игру, потому что играем уже слишком долго, играем не в свои собственные, а в навязанные нам игры, играем не по своим, а по навязанным нам правилам и далеко не всегда эти игры доставляют нам удовольствие?

Может быть, Шекспир был прав, когда изрек известную на весь мир фразу «Что наша жизнь – игра!» И что на самом деле он хотел сказать нам этой фразой?

Игра без правил.

ИГРА не возможна без правил. А правило – это ограничение, наложенное на безграничные возможности. Возьмите любую игру и уберите в ней все ограничения, – и она тут же станет совершенно бессмысленной…

Представьте себе, к примеру, «Тетрис», где фигурки будут приобретать любой размер по вашему желанию, висеть в воздухе бесконечно долго, пока вам захочется, летать вниз, вверх, в стороны или в бок. Также любые фигурки могут подыматься со дна и перекладываться так, как вам угодно, и даже менять форму. Линии на дне могут удаляться в любой момент и в любом количестве – хоть с дырками, хоть без. И вообще в этом «Тетрисе» вы заведомо выиграли, поскольку это ваш «Тетрис», и вы сами решаете, какими будут правила, и меняете их прямо по ходу игры…

Вам интересен такой «Тетрис»? Нет? Мне тоже… Но если вернуть «Тетрису» все его правила, – тогда даже эта примитивная игра станет для вашей секретарши интереснее, чем просто ожидание окончание рабочего дня. А когда ее сознание разовьется и освоит «Тетрис», она поставит себе какую-нибудь более сложную игрушку…

Значит, ИГРА – это состояние, в котором сознание человека оказывается вырванным из вечности, ограниченным в возможностях, помещенным в строго определенное место в пространстве и озадаченным каким-либо процессом, который представляет для него интерес, и ход которого с учетом наложенных ограничений представляет для сознания определенные сложности и заставляет его развиваться.

Можем ли мы предположить, что весь окружающий нас мир – моря, поля, горы, леса, реки – это бесконечно сложные, роскошные и красивые декорации, созданные для того, чтобы сделать игру красивой и эстетичной.

Особенности этого мира – ФИЗИЧЕСКИЕ ЗАКОНЫ (такие как гравитация и плотность материи) и БИОЛОГИЧЕСКИЕ ЗАКОНЫ (такие как ограниченность жизни во времени, или возможностей тела и органов слуха и зрения) – это ПРАВИЛА ИГРЫ.

САМА ЖИЗНЬ – это временное состояние сознания, в котором оно воспринимает мир через тело, ограниченное 5-ю чувствами, расположенное на планете Земля и подчиненное множеству различных физических законов (ПРАВИЛ).

Тогда каждый отдельно взятый человек – это представление отдельно взятого сознания в этой игре. А тело этого человека – лишь инструмент, дистанционно управляемый сознанием и позволяющий ему участвовать в игре и получать игровые ощущения.

Более того! Другие виды живых существ и все их представители на планете – это тоже носители сознаний, хотя и менее сложных. Уровень сложности живого организма соответствует МЕРЕ развития сознания.

Также, как и человек сначала должен научиться управлять трехколесным велосипедом, а потом уже самолетом, – точно так же и сознание должно претерпеть определенной развитие, чтобы от управления крысой перейти к управлению человеком. Каждое сознание играет в эту игру в той роли, которая соответствует мере его развития. Даже растения, являясь живой формой упорядоченной материи и функционируя не только по заложенной в них программе, но и проявляя очевидную индивидуальность, совершенно очевидно являются носителями сознаний, форма бытия которых просто отлична от нашей.

И для нас, людей, эта временная форма бытия (игра сознания) обогащена множеством увлекательнейших деталей (отдельных игровых сюжетов внутри общей игры), таких как карьера, бизнес, политика, личная жизнь, секс, любовь, война, спорт, путешествия и так далее. С этой точки зрения бизнес, личная жизнь, спорт и война – это ИГРА В ИГРЕ, призванная окончательно увлечь сознание.

А ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ ОБЩЕСТВО – это совокупность миллиардов сознаний, участвующих в одной общей игре на одинаковых правах и с одинаковой целью.

ЦЕЛЬ ЭТОЙ ИГРЫ – получение удовольствия от игрового процесса, получение уникального опыта – переживание эмоций и ощущений, существующих только в этой игре, приобретение понятий существующих только в рамках игры (таких как предательство и благородство, честность и совесть, сострадание и жалость), ну и самое главное – развитие сознания.

«Жизнь – это всего лишь галлюцинация сознания… Хотя, и очень устойчивая»

Альберт Эйнштейн.

Итак, вся наша жизнь – это иллюзия, существующая для того, чтобы наше сознание могло получить ощущения и удовольствия, которые можно получить только в человеческом теле и только рамках установленных нашей реальностью правил.

Но что еще нужно для того, чтобы сознание увлеклось этой игрой? Изменение самосознания! Только забыв о том, что весь этот мир, и вся наша жизнь – это просто иллюзия, сознание может увлечься предложенной игрой. Помня об этом, мы бы не играли в эту игру с таким откровенным интересом. Мы бы не принимали «близко к сердцу сюжет этой игры» если бы знали, что все это – всего лишь игра, и мы сами создали ее для себя, чтобы получать в ней удовольствия. И как только она закончится, мы очнемся, полные восторга и радости, обменяемся впечатлениями с другими сознаниями, отдышимся и начнем ее сначала в новой роли и в новом месте. Поэтому первым правилом игры является следующее: играющий не должен знать, что это – игра, для него она должна быть реальностью. Пока ты в игре – она твоя реальность.

Но как заставить сознание забыть, что оно есть на самом деле?

Бытие определяет сознание.

Чтобы понять, что такое «самосознание» и как оно может изменяться в зависимости от формы бытия, представьте себе волшебника из детской сказки. Эдакого злого колдуна с книгой заклинаний, который при необходимости может произнести волшебное слово и превратиться, ну, скажем, в орла или в лягушку… Допустим, что этот злой колдун преследует доброго молодца, спешащего спасти какую-нибудь Василису прекрасную…

В своем естественном состоянии колдун – это обычный человек с руками и ногами. В этом состоянии он практически беспомощен в этом мире. Он бегает медленнее волка, ничего не видит в темноте, не умеет выслеживать по запаху, не способен как птица воспарить над лесами, а в болоте он может легко утонуть, поскольку при небольшой площади ступней весит 80 килограммов. При таком ограниченном спектре возможностей преследование доброго молодца из русских народных сказок – дело весьма хлопотное и заведомо безуспешное. Но для колдуна, который, при необходимости, может переместить свое сознание в любую другую биологическую форму, используя ее преимущества для решения конкретных игровых задач, – это азартное приключение с большими шансами на успех.

Допустим, для того, чтобы выследить, куда направился добрый молодец, колдун превратился в сокола и воспарил над лесами и полями…

Здесь мы сразу же натыкаемся на важную деталь во взаимосвязи сознания с телом, которую следует понимать. В русских сказках явно лгут о том, что этот сокол мгновенно куда-то там полетел, поскольку в действительности сокол проходит длительный путь формирования от маленького птенца, еле держащегося на ногах, – до взрослой птицы, грациозно рассекающей воздушные потоки. В этот период сознание привыкает к новой форме своего бытия и учится управлять своим новым телом. Точно так же, как и вы вряд ли достигнете успехов в гольфе, впервые взяв в руки клюшку. Поэтому, даже если представить, что в теле сокола сознание колдуна сохранит свою меру развития и самосознания, – ему все равно понадобится длительный период, чтобы овладеть искусством полета. Точно также человек проходит длительный путь от неуклюжего младенца до умелого взрослого, на котором мозг овладевает всеми возможностями тела или по крайней мере теми возможностями, которые открыты нам для использования из всех заложенных возможностей. Таким образом «младенчество» – это процесс обучения сознания управлению телом через мозг, трансформирующий волеизъявление сознания в конкретные команды телу.

Но вернемся к нашему колдуну. В мгновение ока, произнеся заклинание, он изменил форму своего бытия, став соколом. Теперь ему придется потратить не мало времени, чтобы научиться брать еду задней лапой и жевать клювом, ориентироваться по магнитному полю, жить, практически не ощущая запахов. Но главное – труднее всего будет сохранить для себя смысл погони за добрым молодцем, ведь бытие определяет мышление, и соколу гораздо интереснее заяц, бегущий по полю, чем Василиса прекрасная.

Ладно, допустим в теле сокола наш колдун пробыл совсем не долго – лишь посмотрел с небес, куда поскакал добрый молодец, ощутил восторг полета и вернулся на землю, потому что начался ливень, который намочил соколу крылья, а порывистый ветер сделал погоду не летной… Сокол приземлился на опушке леса и превратился в волка. В этом теле преследовать жертву в лесу куда удобнее. Однако есть проблема: чем дольше колдун прибывает в теле волка, тем больше шансов, что он съест не только доброго молодца, но и Василису прекрасную, ради которой вообще был затеян весь этот сыр-бор.

Слава богу, Василисе прекрасной повезло и на пути волка показалось болото. Преодолевать болото в теле волка или человека рискованно, и наш колдун решил снова перевоплотиться. В этот раз он выбрал себе тело лягушки. И бытие снова определило мышление… Сначала колдун удивился неожиданному желанию слопать муху. Сознание пыталось стошнить по этому поводу, но интегрированные в тело лягушки инстинкты не позволили этому случиться, убедив сознание в том, что муха очень полезна и аппетитна для нового тела. Через некоторое время сознание смирилось и с ужасом слопало муху. А далее произошло нечто непоправимое: книга с заклинаниями упала в болотную жижу и пошла на дно. Как теперь будут развиваться события?

А развиваться они будут очень просто: через некоторое время сознание колдуна свыкнется с тем, что для лягушки ореол обитания ограничен болотом. Еще через некоторое время пролетающая над головой птица вызовет леденящий душу страх, и сознание начнет свыкаться с тем, что это в человеческом теле ему было фиолетово, кто там сверху летит, а в теле лягушки это может быть его смерть. Постепенно сознание перестанет воспринимать ягоды земляники как пищу, и будет занято ловлей мух. Оно станет бояться цапель и ужей, а мерзкая болотная жижа будет вызывать у него не отвращение, а ощущение комфорта. Вскоре Василиса прекрасная покажется бесконечно далекой на фоне чрезвычайно близких квакающих в этом же болоте лягушек. В конечном итоге проблемы лягушиной жизни и желания лягушиного тела загрузят управляющее ею сознание настолько, что оно увязнет в них, как та книга в болотной тине, утонет, забудет с чего все начиналось и станет жить убогой (в нашем понимании) лягушиной жизнью. Сознание окончательно забудет, кем оно было раньше и как оно здесь оказалось. Оно будет осознавать себя лягушкой, жить лягушкой, думать как лягушка, искренне беспокоиться о влажности кожи, с радостью лопать мух и даже не помышлять о чем-то большем, чем просто спокойное кваканье и спаривание в болоте. А такие вещи как Василиса прекрасная, колдовство и моровое господство станут для сознания непостижимыми философскими критериями…

Теперь зададимся вопросом: если лягушка может забыть о том, что изначально она вовсе не лягушка и искренне квакать до конца жизни… Можно ли предположить, что и колдун, превратившийся в нее, чтобы добраться до доброго молодца, просто забыл, что на самом деле он не колдун, а нечто еще?

По мере того, как сознание овладевает новым объектом управления в новой игре и свыкается с особенностями, законами и атрибутами этой игры, оно начинает искренне отождествлять себя с объектом управления и забывает о своей истинной природе. При этом, кем бы ни играло сознание и в какую бы игру оно не играло, естественной формой бытия для него является состояние вне игры.

От боли потерял сознание… Где потерял?

В наши представления о таких понятиях как «тело» и «сознание» закралось множество абсурдных заблуждений. А если называть вещи своими именами, – эти заблуждения были созданы целенаправленно. Любое понятие описывается словами, и когда смысл этих слов намеренно искажают, следом за ними искажаются и сами понятия человека.
Каждому из нас приходилось слышать или произносить фразы:

«От боли потерял сознание…»

«Некоторое время был без сознания…»

«Когда пациент пришел в сознание…»

Но мало кто из нас задумывался над тем, как жонглирование этими словами позволяет искажать их значения.

Вы говорите: «От боли я потерял сознание…». Но простите, а кто тогда Вы? И где это, интересно, можно было потерять сознание? Просто любопытно, где его искать, если оно еще раз потеряется?

Правильнее было бы сказать так: «Мое сознание временно покинуло тело, чтобы не испытывать ощущаемой им боли». А еще правильнее так: «Я временно отключился от тела, чтобы не ощущать испытываемой им боли».

Вы говорите: «Некоторое время он был без сознания…» Но кто Он? О ком идет речь? Вы говорите про этот труп, который, может быть оживет, если сознание в него вернется? Эта фраза абсурдна с точки зрения логики и намеренно уводит человека от понимания связи его сознания и его тела. В действительности она должна звучать так: «На некоторое время его сознание покинуло тело» или «некоторое время его тело оставалось без сознания». А еще лучше – так: «Некоторое время он был вне тела». Потому что он – это и есть сознание, а сознание – это и есть он.

Вы говорите «Когда пациент пришел в сознание…», хотя правильнее было бы сказать «Когда сознание пришло в пациента». И это намеренная подмена понятий, которую ввели в нашу жизнь.

Когда вы играете в автогонки, управляя машинками на радиоуправлении, и один игрок внезапно покидает игру на несколько минут, оставляя свою машинку на обочине, – вы же не говорите, что «машинка временно потеряла игрока, который управлял ею»? Вы говорите, что «игрок бросил машинку, которой управлял», не так ли? С каких же пор вас ловко приучили считать, что тело первично, а сознание вторично. Что человек – это прежде всего тело (нечто материальное, жрущее и бегающее в туалет) а не сознание (которые творчески мыслит и чувствует)?

Давайте вернем все на свои места…

Представьте себе свое сознание без тела, как особую форму энергии, совершенно не материальную, но способную упорядочивать материю, управлять материей, придавать ей форму, создавать для нее правила и удерживать материю в этой форме до тех пор, пока на этой материи сфокусировано внимание сознания.

Да, мы не привыкли мыслить абстрактными категориями, которые не можем пощупать руками, – в этом проявляется ограниченность нашего ума в восприятии реальности. Но ведь магнитное поле мы тоже не можем пощупать, однако это не мешает ему поднимать грузовые лифты на 16-й этаж. И когда на наш мобильный телефон звонит дальний родственник, мы тоже не видим того, что связывает наши телефоны, однако не удивляемся, когда слышим в трубке голос человека, сидящего в баре за тысячи километров отсюда… Возникает вопрос: что еще мы не можем увидеть и пощупать своими ограниченными органами мировосприятия? Что еще объективно существует, не видимое для наших органов чувств?
Можно ли предположить, что и сознание может находиться вне тела, но может быть связано с ним той или иной формой передачи информации?

Итак, СОЗНАНИЕ…

Сознание вечно. Для него не существует времени, поскольку оно не подвержено изменениям, которые протекают во времени. Для сознания существует лишь цикличность разных явлений, наблюдаемых им и управляемых более объемлющими сознаниями.

Сознание всесильно. С точки зрения материального мира его возможности безграничны, поскольку оно не подчинено законам материального мира, а напротив, – оно определяет эти законы.

Сознание безмерно. Оно не имеет размера, массы, координат в пространстве или конкретной точки пребывания в заданную единицу времени.

Сознание всезнающе. В естественном состоянии сознание знает все. Сознание проникает в природу любого процесса, которым оно способно управлять и имеет всю полноту знаний о нем. При этом любое сознание является частью всех остальных процессов – «Я есть во всем, и все во мне прибывает…» – и поэтому обладает всей полнотой информации о них. Мы можем не знать чего-либо лишь в том случае, если не являемся частью или причиной этого. Сознание, являясь либо частью, либо причиной, либо движущей силой любого процесса, не имеет ограничений в информации. Если масштаб и сложность процесса превышает масштаб и меру самого сознания, – оно может быть частью этого процесса и понимать его в меру своего развития.

Сознание изменяемо. Единственное, что же может быть изменяемым для сознания – это МЕРА. Мера – это показатель сложности (масштаба) процесса, которым сознание может управлять, или показатель массы материи, которую сознание может упорядочивать в форму. Мера сознания – это Мера его развития.

«Каждое сознание в меру своего развития является частью объемлющего сознания и объемлющим для сознаний с меньшей мерой развития».

Священная книга Тотта.

Итак, мы нарисовали здесь более правдоподобный портрет сознания, нежели рисует его наука и религия – сознание, сущее одновременно везде и во всем, всезнающее, бывшее всегда и будущее вечно, вне времени и рамок пространства, витающее в пустоте всего мироздания и заполняющий собой всю его пустоту. Сознание, которое и есть абсолютная возможность – вне времени, вне границ, вне запретов и ограничений. Некое Я, которой было всегда и будет вечно. Я, которое всему причина и следствие…

А теперь вдумайтесь, насколько бесконечно скучно и бессмысленно существование сознания в этом состоянии! Это и есть ключ к разгадке смысла жизни… Миллиарды лет висеть в пустоте – нет ничего скучнее. Именно поэтому сознание предпочитает пребывать в измененном состоянии – в состоянии игры.

Положение «вне игры».

В логике наших представлений о мире прослеживается любопытный казус: крупнейшие религиозные системы постоянно внушают своим верующим идею о том, что если они будут старательно рубить сахарный тростник на плантациях безбожников и покорно принимать несправедливость распределения небесной манны, то после смерти их души попадут в Рай. При этом Рай преподносится верующим, как некое идеальное состояние для человеческой души, как место, перемещение в которое человек должен еще заслужить, и где его ожидает абсолютное блаженство после смерти… Но почему же тогда никто не торопится в это место?

Миллионы верующих, чья жизнь не удалась, те, кто вынужден с утра до вечера гнуть спину на плантациях, даже те, что родились калеками и нищими, голодающие и бездомные, испытывающие мучения и страдания, все равно почему-то не желают попасть в Рай досрочно… Неужели даже самая убогая жизнь оказывается заманчивее Рая?

И почему ни религия, ни кино, ни художественная литература, ни одна другая форма человеческой культуры до сих пор так и не смогли предложить человечеству более-менее привлекательное описание этого Рая, способное заманить туда раньше времени хотя бы одного человека? Неужели у авторов Библии не хватило фантазии придумать место, способное конкурировать с просто хорошей жизнью на Земле? Ведь религия всегда была заинтересована в этом!

Итак, задумайтесь над тем, почему ни один человек не согласен прямо сейчас отдать свою жизнь за гарантированное перемещение его души в Рай? Ведь это лучший вариант завершения жизни, согласно любой религиозной концепции! Почему даже Рай, представленный как вечное блаженство на облаках, выглядит для нас скучно в сравнении с сексом, боксом, джазом, бильярдом и путешествием на Мальдивские острова? Почему в него не торопятся попасть даже те, кому здесь приходится не сладко, даже тогда даже когда жизнь на Земле все больше напоминает описания Ада? Почему в Рай никто не торопится, если он так прекрасен? Может быть потому что Рай – это просто состояние вне игры? А играть всегда интереснее, чем со скукой наблюдать за играющими…

Выбирай Рай:

Очевидно, что без привлекательного описания Рай очень плохо «продается». Возможно, именно поэтому церковь вынуждена была создать альтернативу Раю и назвать ее Адом, чтобы на контрасте со вторым продуктом первый продавался легче. Примерно также на контрасте с Януковичем Украине смогли «продать» Виктора Ющенко.

А может быть концепция Ада служит для совершенно другой цели… Следует помнить, что всякая игра должна доставлять удовольствие, иначе в нее никто не станет играть по доброй воле. А когда участие в игре становится просто мучительным, единственный способ удержать сознание от досрочного выхода из игры и заставить мучаться до самого конца – это скрыть от него знания об истинной природе вещей и внедрить в сознание страх перед неким Адом.

К слову пресловутый Ад религия тоже не смогла уписать остаточно убедительно (пришлось прибегнуть к атрибутам нашего мира типа кастрюль с кипящей смолой и сковородкам), но он все равно не стал выглядеть страшнее страшнее, чем инквизиция и ядерное оружие.

Выбирай Ад:

Что же это получается, игра, вроде как, одна общая, для всех, но одни почему-то играют в ней по правилам, а другие их бессовестно нарушают, одни получают удовольствия сверх всякой меры, а другим достаются одни лишь страдания, и при этом страдающих еще и пытаются лишить права на досрочный выход из игры! Как-то нехорошо получается… А главное – не понятно, какой во всем этом смысл? Если закошмарить игру до предела, в нее же просто никто не станет играть!

В чем смысл жизни?

Смысл всякой игры в том, чтобы приносить ее участникам удовольствие, позволять им общаться, развиваться и познавать мир в увлекательной игровой форме. Но если оборвать связь между игроками и создателями игры, если ввести сознания игроков в заблуждение относительно того, кто они и что они здесь делают, если затуманить их сознания сигаретами, никотином и наркотиками, а их собственную игровую активность заменить увлекательными и красочными игровыми шоу на экранах телевизоров, – тогда можно придать их существованию в этом мире совершенно новый смысл… Абсурдный до безумия.

Прежде всего, нужно внушить сознанию, что оно – это просто тело, часть которого называется мозгом и мыслит до тех пор, пока тело живет. И тогда смыслом жизни станет обслуживание этого тела и продолжение его жизни. И вместо эксплуатации тела сознанием для получения удовольствий и острых ощущений, напротив будет эксплуатироваться сознание для удовлетворения потребностей тела. И жажду новых впечатлений и эмоций заменит жажда удовлетворения голода и похоти. А весь смысл жизни будет сведен к обеспечению максимального комфорта существования этого тела.

Тогда все, что нужно для комфортного существования тела, приобретет большую ценность и для сознания. Эту ценность можно будет выразить в искусственно созданных абстрактных единицах – деньгах. И за эту ценность можно будет забирать у сознания жизненные силы и жизненное время. И новым смыслом жизни для сознания станет работа до седьмого пота ради того, чтобы получить еще одну женщину, купить еще одни туфли, сожрать еще один гамбургер и поместить под жопу четыре колеса, чтобы возить ее, а не напрягать пробежками!

А когда культ удовлетворения тела полностью вытеснит интересы сознания, можно организовать игру в игре, под названием «Добейся успеха!». Это будет самое гнусное, бесчестное, несправедливое и циничное соперничество показателем победы в котором будут совершенно ненужные символы триумфа. И смыслом жизни станет карьера, достигнутая любой ценой – ценой угробленной личной жизни и ценой здоровья, ценой потерянных друзей и покалеченных судеб соперников.

Но по мере того, как все больше и больше игроков будут принимать участие в игре и рваться к такой узкой вершине искусственного и лживого «Успеха», будет расти и многомиллионная армия безнадежных аутсайдеров, теряющих интерес ко всему и погружающихся в состояние апатии. Для них будет придуман новый смысл жизни: у них отнимут право использовать для жизни в этом мире землю! Их убедят в том, что эта Земля действительно может кому-то принадлежать по не понятно кем и когда предоставленному им праву. Им запретят строить себе дома там, где им хочется их построить, им станут продавать убогие серые квартиры. На эти квартиры установят баснословную цену. И тогда для миллионов людей на целые десятилетия смыслом жизни станет выплата кредита за 6 соток земли или за 4 бетонные стены. И выплачивая его они сведут всю свою жизни к удручающе простой схеме: работа, вечерняя бутылка пива, футбол по телевизору, сон, работа, вечерняя бутылка пива, футбол по телевизору, сон. И лишь на 7 дней в году эти несчастные сознания будут отпускать на свободу, давая им возможность насладиться жизнью. Это время так и назовут «ОТПУСК», даже не пытаясь скрыть, что все остальное время несчастные сознания пребывают в неволе.

А потом, когда квартира наконец-то будет выплачена, вскоре придет время уходить на совсем. И окажется, что забрать эти 4 бетонные стены с собой нельзя и в уставшем сознании промелькнет запоздалая мысль: «Неужели я для этого сюда приходил? Боже мой, как меня обманули!»

Что ж, как принято говорить у верующих, «Слава Богу!» что каждая игра когда-нибудь заканчивается… Наверняка даже в таких масштабных играх, как «Человеческая цивилизация», рано или поздно «с работы» приходит большой вселенский Папа, который объявляет своим чадам о том, что он устал, и на сегодня их шумные игры окончены. Тогда игрушки убираются в ящик, а игровое пространство очищается для того, чтобы утром можно было начать новую игру.

Время собирать игрушки.

XXI век совершенно очевидно станет переломным для всей человеческой цивилизации. Для любителей эзотерики – Эдгар Кейси, Нострадамус и Ванга, для религиозных фанатиков – неканонические ветхозаветные части Библии и Коран, для историков – древние тексты Шумеров, Египетские манускрипты, календарь Майя и Веды – множество источников под разным предлогом и в разной форме предрекают человечеству одно и то же – конец света в самое ближайшее время. Все они говорят, что мир, в той форме, в которой мы его знаем, перестанет существовать.

Под этим предлогом киностудии Голливуда пугают нас многочисленными фильмами с демонстрацией глобальных катаклизмов и катастроф планетарного масштаба, ведущего к закату человечества. Но возможно, на самом деле речь в этих календарях идет вовсе не о том конце света, в котором гигантские цунами накрывают города, а просто о смене облика цивилизации… Однако это именно то, чего бы больше всего не хотелось тем, кто преуспел в текущей игре путем ее извращения и ущемления прав всех остальных игроков. Однако об этом Голливуд кино уж точно не снимет…

Действительно, в последнее время игра, разворачивающаяся в нашем мире, стала слишком сложна и далеко не всегда приятна для наших сознаний. В этой игре нагромождено столько лжи и обмана, способной запутать и сбить с толку играющие в нее сознания, что быть счастливым в ней и получить удовольствие становится все сложнее и сложнее. Очевидно, игра требует реконструкции. Или попросту пришло время начать ее заново. И к тому ведут многие предпосылки. Человечество снова оказалось на пороге нового понимания всего мироздания.

В 2010 году ученые-физики наконец-то достроили большой адронный коллайдер, который обошелся странам-участницам проекта более чем в 30 миллиардов долларов! Ученые провели свой эксперимент и наконец-то убедились в том, о чем уже 30 лет смутно догадывались, но боялись сказать: никаких атомов и электронов не существует. Квантовая физика, занимавшаяся этой проблемой, оказалась права: на самом деле никакой материи нет, – есть только энергия. Сколько бы мы ни погружались вглубь вещества, сколько бы не дробили его на более мелкие составляющие – атомы, электроны, протоны, нейтроны, нейтрино, кванты, – в конечном итоге мы будем находить одно и то же – упорядоченную необъяснимой энергией пустоту.

Психология в сотрудничестве с информатикой наконец-то дошла в изучении человеческой психики и экспериментировании с возможностями сознания до понимания фразы, сказанной полвека назад Эйнштейном «Жизнь – это просто иллюзия сознания, хотя и чертовски устойчивая».

Нейрохирургия в тесном сотрудничестве с микроэлектроникой наконец-то подключили мозг крысы к компьютеру и научили серое вещество отдельно от тела подымать и сажать «Боинг-747». Таким образом, ученые окончательно убедились в том, что мозг не порождает и не содержит никаких мыслей и эмоций, мозг – это не вместилище сознания, – это просто процессор, вычислительное устройство на биологической элементной базе, состоящей и нервных клеток и волокон, и обслуживающее все физиологические процессы тела. Просто процессор, выполняющий команды сознания, и больше ничего больше.

А генетика в свою очередь наконец-то нашла те самые программы – расшифровала код ДНК и разобрала на запчасти самую простую, самую мельчайшую единицу всей жизни на планете – клетку. Разобрав клетку, генетика увидела, что строение и функциональные возможности одной единственной живой клетки выходят за рамки всех достижений науки и техники человечества. И процессы, протекающие в одной единственной клетке не просто потрясающе сложны и продуманны, но и гениально упорядочены и сложнейше запрограммированы в виде спирали ДНК, весьма напоминающего принцип электронного хранения данных. Впервые наука подала руку религии и признала, что жизнь не могла зародиться сама в такой сложной форме, какой обладает одна единственная клетка, хотя и не была создана папой Иисуса, диктовавшим заповеди Моисею.

Все это, как и многие другие открытия, которым на этом сайте посвящены сотни фильмов, относительно сознательного поведения растений или хранения информации в структуре воды перечеркнули ту систему знаний, которая удерживала человечество в дикой иллюзии относительно сути мироздания. Все наши представления о мире, жизни, смерти, сознании и материи трещат по швам. Человечество подошло к новому уровню понимания смысла своего существования. И когда это понимание откроется, старый мир утратит смысл и прекратит существование. Игра закончится. Начнется новая игра.

<< Назад

comments powered by HyperComments